Их песни любят за отчаянную искренность и мудрость, всякий раз их выступление в Запорожье сопровождается аншлагом. В рамках всеукраинского тура в поддержку макси-сингла «Люди» в ДК «Днепроспецсталь» прошел концерт группы «Бумбокс». Кроме песни «Люди», которая сразу вырвалась в топы, в макси-сингл вошли композиции «Злива», «Мало», «Вихід» и «Рок-н-рол».

За день до концерта лидер группы Андрей Хлывнюк, сонный, сразу с поезда, спешил на встречу к журналистам, среди которых был корреспондент «ЗС».

«Запорожцы нас так балуют, все билеты проданы, и даже просили еще, так что 28-го октября будет дополнительный концерт в Запорожье. И это не может нас не радовать,  искренне поблагодарил горожан лидер «Бумбокса». – Я имею в виду команду и всех, кто работал над этой пластинкой. Она вышла на кассетах (мы поняли, что не можем не выходить на кассетах, потому что мы – «Бумбокс»),  еще она вышла на CD, планируется выход на виниле – уже традиционно для «Бумбокса».

– Андрей, расскажите, а как в целом проходит ваш тур? Возможно, происходят какие-то интересные истории?

– Тур отлично проходит. Зрители, слушатели дарят позитив очень большими порциями. Как я уже сказал, нас балуют полными залами. Одна не очень хорошая история приключилась в Полтаве. Нам удалось сыграть всего одну песню, и аппаратура сказала: «Извините». Пришлось перенести концерт на 20 апреля.

– А какая песня пользуется наибольшей популярностью?

– Как ни странно, совсем новая песня «Рок-н-ролл». Наверное, мы снимем на неё музыкальное видео. Так приятно, что буквально вчера выходит диск, и никто не слышал эту песню ранее, а сегодня ее уже поет весь Дворец спорта в Киеве.

– Исполняете ли вы старые песни на своих концертах? Например, легендарную «Вахтёрам». Не надоела ли она вам, ведь ее всегда просят петь?

– Во-первых, «просят петь» и «надоело» – это разные вещи. Во-вторых, в макси-сингле только пять песен. Этого не достаточно для полноценного концерта, который длится два часа. Конечно, там есть песни из всех альбомов, в том числе и песня, которую вы назвали. Если мне надоест петь, я перестану. Поверьте, я ее пою, не «потому что надо кредит выплатить». Мне это действительно в удовольствие, и эта песня тоже.

– Город за городом, концерт за концертом, как выдержать этот ритм жизни?

– Заниматься спортом, находить время на сон, читать, отвлекаться. Поверьте, хоть график гастролирующих музыкантов и тяжелый, но шахтерам гораздо труднее. Прибедняться нам, тем, кто стоит на сцене, стыдно. И врачи, и учителя работают гораздо тяжелее и меньше зарабатывают, к сожалению.

– В своих интервью вы говорили, что музыканту главное – развиваться. Как развивался стиль «Бумбокса» за десять лет существования?

– Знаете, что я только не ляпал в этих интервью. Честно. Я иногда умничаю так. Как развивалась группа? Нас становилось все больше и больше. К нам присоединялись интересные и очень талантливые музыканты. Вот, например, с этой пластинкой нас стало шестеро. К нам присоединился Паша Литвиненко, замечательный джазовый украинский пианист, участник многих джазовых команд, человек, который записывается на студиях и за рубежом. Кажется, в Штатах и ​​в Японии. И он согласился быть частью «Бумбокса». И уже несколько песен мы вместе с ним написали.

Изменился звук: от минималистического звука, который у нас был раньше и за который нас полюбили, с хип-хоповыми барабанами и акустикой, мы перешли на уровень полноценной рок-команды, и меня это радует. У меня есть время хотя бы воды выпить во время концерта. Мечты сбываются. Было классно, и сейчас еще лучше.

– А думаете ли вы как-то экспериментировать над песнями?

– Вы знаете, это постоянный эксперимент. Вы попробуйте ужиться еще с пятью такими же, как вы, в автобусе. И сразу поймете – это эксперимент, иногда с очень неожиданными последствиями.

– Что вы больше всего любите петь?

– Человек просто поет, само по себе пение уже вентиляция легких, медитация. Только слушатель делит музыку на жанры. Автор делит ее на ощущения. Джазовая музыка – вылечит душу. Рок – музыка страсти. Классическая музыка – это, мне кажется, как для больного «капельница», которая помогает. У каждого человека свое отношение к музыке.

– Вы пишете музыку для фильмов. Далеко не каждый у нас это делает. Вас нашли или вы нашли?

– Как правило, режиссеры и продюсеры фильмов обращаются к нам. И просят отдать какую-то из песен или по возможности написать что-то. И обычно происходит интересная такая штука: мне приходится иногда одно-два слова всего изменить в песнях, которые я написал не для этого фильма, и они подходят. Мистика какая-то, но это классно.

– А вы проценты от фильмов получаете?

– Интересный вопрос. Вы «Ролексы» видите мои золотые? Сейчас эта проблема немного меньше, но она есть. Мы получаем «роялти», компания «Мун Рекордс» показывает нам каждый квартал, сколько и с чего наша группа получила. Мы хотим перемен, но, по большому счету, начать нужно с себя. Если вы будете скачивать мои песни за деньги в Itunes, я буду получать «роялти». Это очень просто. Рано или поздно все изменится, и вы, журналисты, будете свидетелями первых музыкальных профсоюзов и первых профсоюзов авторов и т.д.

– Что вы думаете по поводу «квотирования» украинской музыки и запретов украинских исполнителей, которые выступают в России?

– Не скажу, что я против квот, просто не надо это делать впопыхах и сгоряча. Ну, есть общечеловеческие какие-то законы, те же европейские, куда мы так хотим. И надо их учитывать. Я хотел бы, чтобы этот закон был продуман немного лучше. Чтобы, грубо говоря, несколько моих любимых радиостанций не канули в Лету. Ну, например: «Просто Радио», «Лаунж FM», «Континент» закрылись по политическим причинам, а они крутили только джаз и не только «салон», но еще «кул», «бибоп» иногда пролетали. И я хотел бы, чтобы такие радиостанции жили.

По-моему, нам нужно сейчас показывать плюсы своей культуры, а запреты и скандалы этому не способствуют. Вот представим себе наследие культуры человеческой: музыку классиков, классическую литературу разных годов. Частью Мирового наследия является русская и украинская культура. И, наверное, нам следовало бы бороться за право называть ту часть, которая была написана украинцем – своим. А не отрубать, запрещать, что-то. Ведь огромное количество великолепных произведений было сделано нашими земляками. И почему мы хотим от них отказаться?

– Мы видим, что многие украинские певцы всё-таки ездят выступать в Россию, но почему-то ваши концерты там отменяют. Как вы думаете, чем вы насолили России?

– Я лично ничем не насолил. Мне было бы лестно, если бы так… Хотя нет. Я – просто музыкант, я хочу записывать и играть свою музыку. Да, я – украинец, я патриот. Но 80 процентов этой музыки на русском языке. Задолго до войны и даже до распада империи, которая вот сейчас хочет реванша существовал немой запрет на музыку. От каждой республики по одному, по два на «Голубой огонёк», и хватит. Такая же схема сохранилась. Почему концерты отменяют? Я просто не могу пойти за разрешением на работу в Россию. Физически просто не смог бы взять свой паспорт и стать в эту очередь и ждать, что какой-то мой ровесник или младше меня, в погонах, когда здесь война, будет мне ставить штампы с орлами. Я не смог этого сделать. Вот и всё.

– А с российскими коллегами общаетесь все-таки?

– Многих знаю и люблю, и скучаю. И друзьям, и родные у меня есть в РФ. Там очень много интересных, адекватных людей. Некоторые, конечно, кто по моему мнению, оказались, не очень умными людьми или просто не поняли, что произошло, «отпали», но большинство все равно остается. И поверьте, многие и некоторым нашим фору дадут в адекватности и понимании ситуации.

– У вас есть песня, получается «… Сто раз присел и читай устав». Служили ли вы лично? Проводите ли концерты в зоне АТО?

– Когда я был юным, я хотел быть офицером украинской армии. Вступал во львовскую политехнику. Хотел быть военным переводчиком и провел там некоторое время. Поэтому о приседаниях и уставе я немножко знаю. Даю ли концерты в зоне АТО? Ну, я не знаю, запланирован в этом туре концерт в Северодонецке. Это в зоне АТО? Наверное. Договорились поехать в еще одну военную часть. Но все никак руки не дойдут. Я многим чего-то наобещал и все никак не сделаю. Вы знаете, сейчас все разделились на тех, кто играет и кто не играет. В зоне АТО, не в зоне АТО. Наибольший патриотизм сегодня и всегда, мне кажется, в том, чтобы говорить правду. А уже вопрос второй – по-украински это будет или на фламандском языке.

Марина БОТНАРЕВА, фото автора